Аксиоматика природы

О книге "Аксиоматика природы…".

6. Ошибки оснований науки.

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Истины природы непротиворечивы.
Обнуляющие ложь истины спасают мир.
Точные слова и измерения открывают истины.
Открытые истины доказывают недоказуемое без них.
Неточные вопросы программируют ошибочные ответы.
Природная математика описывает природу, а неприродная – бесполезную выдумку.

1.  Неприродная математика (отрицающая истины)

Уточнение основ опровергает и математическую теорию. Аристотель
Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один. Руссо

Стремлению ума познавать неизвестное и понимать известное препятствуют несовершенства используемого языка, включающего неоднозначные и неопределённые слова. Поэтому, ограждая точную науку от заблуждений, её основатели применяли достоверный (достойный веры) метод доказательства с использованием простых инструментов – линейки и циркуля, наглядно воспроизводящих точные идеи геометрии «прямая» и «окружность», функцией которых являлись остальные.
Отказавшись от чрезмерных ограничений такой аксиомы точности, но не найдя ей более совершенной замены, современная математика обрела избыточную свободу абстрактного самовыражения, лишившую её гарантии достоверности получаемых доказательств и прежней репутации безгрешной «царицы наук», владеющей языком природы.
При этом природная математика классиков, считавших геометрию «частью механики, точно устанавливающей и обосновывающей искусство измерения» [Ньютон], трансформировалась в абстрактное искусство преобразования сомнительных формул, не имевших часто аналогов в природе, и потому не требовавших должного понимания и даже препятствовавших ему.
Использование такой математики для мнимого обоснования известных физических теорий негативно изменило качество теоретической физики, модные заблуждения которой требовали не оправдания формалистичной аксиоматизацией, а опровержения открытыми аксиомами природы, отсутствовавшими у математиков, пытавшихся решить шестую проблему Гильберта (аксиоматизация формализованной частей физики).
Известно, что ошибочные теории не поддаются аксиоматизации и именно в этом истинная причина провала математической программы Гильберта, формализм которой дискредитировал аксиоматический метод и актуальную проблему Бэкона: «Создать первичную науку, выражающую словами природы полное собрание аксиом и принципов, применимых в качестве основополагающих в различных науках», забытую в эпоху кризиса оснований физики, созданного ошибочной трактовкой идей Декарта и Ньютона, требовавших уточняющего развития.
Следствием заблуждений математического нигилизма, отрицавшего существование достоверных аксиом природы, стала теория множеств Кантора, планировавшего “устранить дискредитирующее человеческий разум противоречие антиномий Канта, вызванное неотчётливым употреблением понятия бесконечности”, но в итоге лишь ещё больше запутавшего проблему неясными разновидностями “бесконечности”, одна из которых (“актуально бесконечное множество”) не подчинялась здравомыслию очевидной аксиомы: “Целое больше его части”.
Аналогичную подмену аксиом природы ирреальными догмами осуществила “воображаемая геометрия” Лобачевского, избравшего дилетантский путь обманного смешения смысла идей прямой и кривой линии, взрастивший псевдонаучную ветвь неприродной (ирреальной) математики, именуемой “искусством самого себя водить за нос”. Беда такого «искусства», подобного шахматному, в том, что, становясь самоцелью групп профессиональных математиков, оно бесполезно растрачивает их талант, обманутый ложными идеями.
“Вопрос, какую геометрию следует принимать (евклидову или неевклидову), равносилен вопросу, какой линии дать название прямой”, – писал Пуанкаре, называвший математику “искусством давать то же имя различным вещам”.
Точное определение параллельных, прямой, кривой и других основных идей открыла идеология природы, показавшая, что достоверно моделирующая реальность природная математика является функцией малого числа точных первичных слов, отрицающих избыточность неточных слов неприродной математики, обманным семантическим иллюзиям которой “не место в экспериментальной философии” [Ньютон].
«Когда математика отрывается от своего эмпирического источника, она превращается в искусство ради искусства, что не всегда плохо, но существует опасность её превращения в хаотическую массу избыточной сложности и вырождения», – отмечал Дж. фон Нейман в 1929.
Бесполезность ирреальной математики сознавал Нобель, завещавший в 1895 премию «за наибольшую пользу человечеству изобретений и открытий в области физики, химии, медицины, отражающей человеческие идеалы литературы и весомый вклад в сплочение народов, уничтожение рабства, снижение численности существующих армий и содействие мирной договоренности».
Аморальная бесполезность ирреальной математики, не содействующей взаимопониманию и миропониманию, объясняет нашумевший отказ от наград осознавшего это честного математика.
2.  Всемирное тяготение  (отождествившее неэквивалентное)

Я отнюдь не утверждаю, что тяготение (причину коего
я не мог вывести из явлений) существенно для тел. Ньютон
Универсальность равенства действия и противодействия сомнительна.
Можно говорить только о тяготении планеты к Солнцу, но не обратно. Котес
Притягательную силу, которую последователи Невтоновы всем телам
приписывали и к свойствам материи дерзко причисляли, я опровергаю. Эйлер

Антикартезианское учение Ньютона “о строении системы мира” использовало такие неформальные “правила умозаключений в физике”:
     1. Не нужно приписывать природе иных причин сверх истинных и достаточных для объяснения явлений.
     2. Однородным  явлениям нужно приписывать равные причины.
     3. Неизменные свойства испытуемых тел нужно считать свойствами всех тел.
    4. Теоретическое обобщение известных опытов нужно считать верным (несмотря на возможность другой их трактовки), пока не обнаружится опровергающий опыт.

Ошибочный субъективизм данных “правил” предопределил логическую ошибку исходного заключения Ньютона, не следующего из посылки: “Все тела тяготеют к Земле пропорционально материи каждого из них, и потому надо утверждать, что все тела тяготеют друг к другу”.
Из факта притяжения тел к вращающейся Земле взаимное притяжение всех тел отнюдь не следует, что понимал Гюйгенс, называвший идею Ньютона о взаимном притяжении всех тел «нелепой».
Следствием релятивистской гипотезы Ньютона: “Яблоко притягивает Землю так же, как Земля яблоко, и потому должна существовать сила, подобная тяжести, простирающаяся по всей вселенной”, стала недоказуемая идея равенства “дальнодействующих” через пустоту сил притяжения Земли Солнцем F1–2 и Солнца Землей F2–1 , некорректно использовавшая контактно-ударный третий закон Ньютона, не применимый к взаимодействию удалённых масс.
Указанная ги
потеза служила предвзятому теоретическому оправданию мнимого существования “гравитационной постоянной” в известной формуле “закона всемирного тяготения, не поддающейся целиком опытной проверке, ибо мы не располагаем способом независимого измерения тяжёлых масс тел”.
Неосновательна и экспериментальная величина мнимой ”постоянной тяготения” kк , определённой по изменению периода колебаний крутильных весов при сближении малых масс, измеренная причина притяжения которых (сила Кавендиша Fк) не совпадает с главной причиной центростремительной силы веса F, обусловленной вращением Земли, где Fg  Fк – неравные силы, опровергающие мнимую универсальность силы “всемирного тяготения”, отсутствующей в природе.
Реальная трактовка давно известных опытов убеждает в том, что приближённо измеренное Кавендишем в 1789г. притяжение весомых масс m1 и m2  характеризует лишь спорную силу Кавендиша: Fк ≈ kк m1 m2 / L2 , а не силу веса (уточнённую силу гравитации) Fg ≈ k M ω mi fi Li2
Очевидна ошибка отождествления горизонтальной силы Кавендиша Fк и вертикальной силы веса Fg , общий геометрический признак которых 1 / L2 (установленный Гуком и Ньютоном), отличающий все «центральные силы», не является доказательством точности известной (появившейся уже после Ньютона) формулы силы “всемирного тяготения” F, использующей коэффициент силы Кавендиша kк , не являющийся мировой «гравитационной постоянной», модная гипотеза существования которой представляется заблуждением.
Неизменное равенство природной плотности частей беспредельной Природы ρ + ρ = M / V ≈ 1 / 3 ≈ const объясняет природные явления без придуманной Ньютоном натурфилософской «силы всемирного тяготения», доказанное отсутствие которой не отменяет пользу других идей этого осторожного математика, пытавшегося “не смешивать домыслы с достоверностью”.
Ограниченность неточной аксиоматики Ньютона программировала заблуждения теории относительности и волновой (квантовой) механики, соединивших веру домыслам ирреальной математики с модной свободой дилетантского отрицания аксиом классиков, ошибки которых умножила современная теоретическая физика, исказившая реальное содержание многих опытов, открытий и изобретений.

3. Энергетизм (сохраняющий отсутствующее)

В жертву заблуждению принесено много больше сил, чем требует истина. Майер
Физики описывают материю языком учения об энергии, чтобы не описывать то, что мало знают. Герц

Предсказание Бэкона: “Тонкость споров и рассуждений ума станет запоздалой и превратной после открытия аксиом” подтверждает новая аксиоматика [1], обосновавшая замену надуманных энергетических выражений естественными (кинематическими и др.).
Целесообразность этого доказывает кинематическая формула изменения расстояния L = Сot + аt2/2 = (C2 – Сo22a при изменении скорости (с быстротой а за время t) от Сo до C = Сo + аt , откуда при L = h  и  a = g следует закономерность C2/2 – Сo2/2 = gh,  упрощающая решение задач механики, традиционно использующих избыточную (обманывающую) формулу энергетизма: mC22 – mСo2/2 = mgh,
где mgh = мнимая «потенциальная энергия» механической версии гипотезы сохранения энергии, не совпадающей с реальным смыслом идей Майера и Джоуля, приближённо определивших коэффициент преобразования работы в теплоту.
Неравенство этих «коэффициентов» у разных авторов можно объяснить и различием теплотворных (теплородных) свойств рабочего вещества в известных опытах, что не учитывали предвзято-поверхностные теоретические обобщения Гельмгольца и других участников знаменитого спора о приоритете в открытии ”закона сохранения энергии”, надежного доказательства универсальности и точности которого никогда не было.
Об этом “догадывались” идеологи энергетизма, присвоившие энергии (одной из характеристик природы) мифическую функцию реально существующей субстанции, подменявшей отрицаемую ими материю, не имевшую тогда точного определения.
Непротиворечиво соединив рациональные фрагменты разных теорий теплоты (включая теплородную – забытую жертву неосведомлённого отрицания), аксиоматика природы обосновала отказ от традиции энергетической трактовки (мнимого объяснения) явлений природы, породившей ”идиотическое изобилие единиц измерения энергии” [Фейнман] и другие излишества архаичного языка науки, требующего совершенствующей минимизации.
Заряд q = I t , потребляемый при постоянном напряжении сети U = const за время t, должны измерять счётчики заряда, а не ошибочно используемые (функционально избыточные) счётчики энергии, отказ от использования которых упростит (удешевит) конструкцию бытовых счётчиков, освобождая практику измерений от очередного заблуждения догматики энергетизма.
Трение и иное взаимодействие веществ с окружением повышает скорость колебательного движения отчасти разрушаемых молекул, увеличивая скорость и число освобождаемых при этом квантов тепла, “парциальное” давление которых определяет природную температуру T = p-т .
Обоснованное новой аксиоматикой спиральное строение атомов понятно объясняет и точно описывает природу, не поддающуюся точному описанию энергетическим языком волновой (квантовой) механики, эклектично соединявшей правдоподобные и ошибочные идеи её несовместимых версий, ирреальная математика которых подгонялась авторами под кажущееся соответствие узкому кругу противоречиво интерпретируемых экспериментальных фактов.

4. Релятивизм (потерявший абсолютное)

Ложные идеи, век повторяемые без анализа и критики, развращают разум,
затрудняя понимание истин, опровергающих нелепость привычных выводов. Герцен

Основу многих заблуждений релятивизма в физике составил постулат относительности пространства, смысл которого Пуанкаре выражал так: “Пространство может быть деформировано по любому закону, лишь бы и наши измерительные инструменты были деформированы в точности по такому же закону”.
Субъективизм этого постулата, аналогичного идее Лапласа: “Вселенная, сузившаяся до размеров, занимаемых атомом, представляла бы наблюдателю ту же самую картину”, заключается в неправомерном отождествлении мыслимой (математически допускаемой) возможности и реальной Природы, которая сама по себе (без относительных измерений) абсолютна (не относительна), так что доказанная неизмеримость абсолютной скорости отнюдь не доказывает отсутствие абсолютного движения, имеющего абсолютную (истинную) скорость.
Новая аксиоматика обосновала неизменность беспредельно большого объёма Природы, показав, что “относительное пространство” – это терминологическая ошибка Ньютона, а сам термин “пространство” избыточен для естествознания, где его смысл точнее описывает слово “объём”.
Очевидное противоречие идеологии релятивизма заключается в том, что, отрицая существование абсолютного (истинного) движения по причине его неизмеримости, она в то же время признаёт не подтверждаемую опытом (и действительно ошибочную) идею относительности пространства.
Неоправданно расширив аналогию идей движения и времени, Ньютон использовал в “Началах” неадекватный термин “относительное время”, использование которого привело Пуанкаре к идее относительности времени и подмене Эйнштейном понятия “равномерно текущее время” его кажущимся эквивалентом – “световым временем”.
Указанные терминологические ошибки привели к оправданию более чем странных опытов, когда возможные в движущихся часах нарушения точности их хода объявлялись экспериментальным доказательством относительности времени, постулируемой теорией относительности, ошибочность которой предопределила неосновательность используемых Эйнштейном гипотез Лоренца и предвзятая трактовка опыта Майкельсона [2], стимулировавшего её создание.
Эту и другую мировоззренческую ошибку, признающую не скорость С , а время t = L / C первичной (неопределимой) характеристикой движения, исправляет точная формула времени t = L1 / C1 = L1 , где эталонная скорость времени C1 = 1.
Пятая аксиома неизмеримости (неопределимости внешнего движения и недвижения внутри неускоренной массы) уточнила принцип относительности Галилея, ошибочно трактуемый ирреальной теорией относительности, присваивавшей искаженно интерпретируемый независимый успех экспериментаторов (Ферми и др.).
Обоснованное идеологией природы существование неизмеримого доказывает ошибочность догмы Маха «что измеряется, то и существует», используемой противоречивой теорией относительности и другими, обманувшими дилетантов и экспериментаторов, пытавшихся измерять неизмеримое в ошибочно интерпретируемых и громоздких опытах.
Считается, что утверждению общей теории относительности способствовало обнаружение двух эмпирических эффектов, а именно: отклонения световых лучей вблизи массивных тел и красного смещения линий в спектре излучения, которое, согласно теории относительности, представляет собой следствие мифического “замедления течения времени в гравитационном поле”.
Предсказуемое отклонение световых лучей вблизи Солнца, исходя из корпускулярной теории света, ещё в 1801г. вычислил Зольднер, получивший результат в точности равный предварительному результату, определённому Эйнштейном в 1911г.
Основную причину “красного смещения” спектра звезд также легко объясняет не расширение Вселенной и не замедление течения времени (санкционированное теорией относительности), а уменьшение скорости света в межзвездной среде, пропорциональное расстоянию до источника света. Характеризуя попытки приложения идей теории относительности к описанию движения планет, профессор астрономии Колумбийского университета Пур отмечал в 1921г., что они “ни достаточны, ни необходимы для объяснения расхождений в этих движениях. Они не достаточны, поскольку объясняют лишь единственное из многих наблюдаемых расхождений – перигелий Меркурия; они не необходимы, ибо все эти расхождения, включая и перигелий Меркурия, можно без труда объяснить влиянием – в соответствии с законом Ньютона – материи, сосредоточенной в непосредственной окрестности Солнца и планет”.
Новая аксиоматика убеждает в том, что все данные достоверных опытов, якобы соответствующих теории относительности (скромный вклад которой раздут сенсационной прессой), либо в их верной интерпретации опровергают её догматы, либо получают истинное толкование без их использования.
Например, идея измерения времени мерой длины, обоснованная аксиоматикой природы, отнюдь не оправдывает четырёхмерность пространственно-временных заблуждений теории Эйнштейна, писавшего о готовности “менять аксиоматическую основу физики для того, чтобы логически наиболее совершенным путем объяснить результаты наблюдений”.
Ирреальные идеи и теории рождают ложные проекты, а точные сомнения и измерения открывают истину.

5. Монетоцентризм (отрицающий пользу)

Важнее помочь одному ищущему всеобщего блага, чем сотне ищущих свою выгоду. Будда
Определение ценности всех благ – назначение разума. Декарт
Благо не в развитии потребительства, а производстве пользы. Менделеев
В город лживой торговли небеса не сойдут. Блок
В карете прошлого далеко не уедут.Горький

Механистичная аксиоматика Ньютона [1686], не учитывавшая существование невесомых масс, формировала монетоцентричную идеологию Смита [1776], не знавшего невесомой ценности истин природы, не снившиеся финансистам и налоговым инспекторам, требовавшим бухгалтерскую отчётность от Маяковского, описавшего продолжающийся абсурд в «Разговоре с фининспектором» (1926).
Попыткой диагностики и лечения социальных болезней псевдонаучными рецептами воинственного диалектического материализма (не открывшего новых истин природы) стала графоманская избыточность неточных слов марксистской “критики политической экономии” [1872], публицистичная гора которой родила очевидную прибыль (прибавочную стоимость) и партийно-классовую борьбу, где партия = единоверцы борьбы за усреднённый выбор дилетантов.
«Благо народное определяется не развитием потребительства, а производством пользы», – отмечал Менделеев, обеспокоенный влиятельной пропагандой фундаментальных заблуждений Смита-Маркса, втягивавших цивилизацию в безумие гибельных потрясений, продолженных и после замены культивируемой в ряде стран диктатуры однопартийной идеологии глобально насаждаемой диктатурой ложных экономико-правовых догм, защищающих аморальную свободу истребления (избыточного потребления) ограниченных ресурсов планеты и опасное уравнивание неравных идей “не запрещено ≠ разрешено”, плодящее безнаказанный вред и избыточные законы.
Основания указанных заблуждений опровергает открытая формула обменной цены, реализация которой оздоровит общество и власть, определяющую бюджет, основные цены и налог на избыточную собственность.
Новые первичные истины доказывают ошибочность старых гипотез.

6. Несправедливость (Юридический догматизм)

Несправедливость достигается насилием или обманом. Цицерон
Не нужно оружие там, где есть мудрые законы. Пифагор
И этим будет достигнуто исправление мира. Элиэзер
Истины сильнее всего. Ездра

Хронические болезни цивилизации программируют наследуемые ошибки законов, защищающих не справедливость, а спорные идеи с неточными словами без определений, подобными противоестественной «свободе совести», узаконившей бессовестность (аморальность).
Открытые истины природы убеждают в том, что троянскому коню взрывающей общество «свободы» и другим неточным словам лозунгов эпохи рабства не место в справедливых законах, отрицающих словесные штампы псевдонаучного, религиозного и прочего догматизма (ошибочного фундаментализма), умножающего опасное отставание неточных идеологий от точных технологий, доступность безумного использования которых угрожает существованию человечества.
Законотворчеством сейчас занимаются избранники большинства дилетантов, выбирающих не лучших, а близких средним в колокольной модели общества, объясняющей закономерную ошибку демократии (правящей усреднённости), которую обнулят справедливые законы, где выбранные экспертами аналитики узаконивают законы, а выбранная Экспертиза исправляет доказанные ошибки суда, власти и обучения. Иерархию таких кратких законов, программирующих справедливое общество, поясняет антропная блок-схема:

7. Экстремизм (умножающий зло)

Дао совершенномудрого есть деяние без борьбы. Лао-Цзы
Рабы страстей часто борются с придуманными фантомами. Герцен
Диалектика является пустой болтовнёй и школой софизмов,
а для понимания требуется лишь ясное название (определённых) вещей. Гассенди
Реализм стремится выразить действительность без окраски предвзятыми
суждениями, которыми  пропитан идеализм и материализм. Менделеев
Где зло не дремлет и благо спит, кто должен говорить, молчит. Мешино
Матом кроют, а диаматом прикрываются. (из анекдота)
Ад полон благих намерений. Герберт
В борьбе спорных идей гибнут люди. Лец

Фундаментальные ошибки естествознания издавна рождали ложные гипотезы, подобные «борьбе противоположностей» желчного проповедника Гераклита, псевдонаучную веру которой насаждал берлинский профессор Гегель и «диалектические материалисты», присвоившие соединению неопределённых слов “борьба” и “противоположность” надуманный смысл общего закона, отсутствующего в природе, где часто борются равные, но не является борьбой ни смена дня и ночи Гераклита, ни притяжение заряженных и разряженных диэлектриков, которое Гегель и Энгельс с тем же дилетантским правом могли назвать и «любовью».
В природе есть лишь две противоположности: пустота и атомы, опровергающие догмы идеологов диамата, использовавших неточный гегельянский термин “отрицание отрицания” для легализации революционного (репрессивно-разбойного) лозунга «экспроприация экспроприаторов” и созвучных поговорок зла, поделившего человечество на классы неимущих и собственников, получивших жертвенную роль мишени для направляемого пропагандой вектора ненависти неразборчивой толпы.
«Коммунистом можно стать лишь обогатив свой ум знанием всех идейных богатств человечества», – писал Маркс, привлекательность утопичных идей которого, обещавших бесклассовое (коммунистическое) удовлетворение всех потребностей трудящихся, обманула недоученных вождей, считавших воинствующую идеологию классовой борьбы первоосновой партийной веры, предписывавшей застойно-злобную борьбу и со здравомыслием, доказывающим ошибочность аргументации неточным словом “класс”.
“Установленные “победой разума” общественные и политические учреждения оказались злой и вызывающей горькое разочарование карикатурой на блестящие обещания просветителей везде, где способ производства восстаёт против способа обмена“, – писал Энгельс, предвзято революционный вывод которого «восстаёт против способа» подменил гипотезу «не соответствует способу».
Кажущееся остроумие предвзято дилетантского мнения Энгельса «само движение есть противоречие, ибо движущаяся точка в одно время находится и не находится в данном месте” (аналогичного самообману неточных слов апорий Зенона и антиномий Канта) опровергают непротиворечивые истины природы, частицы которой в одной точке времени (нулевой длины) имеют одно место.
Бездоказателен сам диалектический (конфронтационный) метод поиска и синтеза противоположностей (стимулирующий патологию вражды), моделируемый логической схемой И, которая при ложной идее на входе не рождает истину.
Ничего не объясняет и диалектичная идея «перехода количества в качество» (прогностическая ценность которой близка нулю), освоенная бандитизмом социал-селекционеров (революционеров), изменявших качество жизни уменьшением её количества.
“Дезорганизующей умы спекуляцией и ничего не объясняющей вздорной выдумкой” назвал философию Гегеля Шопенгауэр, видевший опасность авторитетной лжи, заражавшей незрелые умы иллюзией полноты понимания реальности, плодящей диктаторов и террористов.
Аналогичные «выдумки», программирующие насилие, используют все зомбирующие идеологии внушаемой вражды, включая нацизм (отравление ума ложью возвышения нации силой унижения других), отрицаемые истинами, показавшими, что преступный план нацистов и мифичный план марксистов исполняли похожие злые силы.
Безумная свобода пропаганды злобной идеологии нацизма и узаконенное отлучение русскоговорящих людей от великого языка интернациональной культуры, подменяемой унижающей ограниченностью украинизации, насаждавшей ложные идеи, уменьшили справедливость олигархической страны до точки самоуничтожения, где демократично-дилетантские выборы по «правилу большинства» выбирают несправедливых, готовых безнаказанно убивать.
Очевидную несправедливость законодателей и исполнителей (зомбированных нацистской догмой, обнуляющей ценность жизни) легализовала аморально-неразборчивая политика власти стран, втягиваемых киевскими экстремистами в войну с антифашистами, знающими, что истина сильнее лжи, а сопротивление несправедливости справедливо.
«Преступно обманывать общественное мнение для злобных дел, основанных на заблуждении и низменных чувствах. Преступно использовать патриотизм для ненависти, вливая в сознание людей яд национальной нетерпимости и противоборства, от которого страна погибнет, если не вылечится», — писал Золя.
Взрывная смесь аморальных идей обмана, невежества и насилия (злой силы) питает воинствующие идеологии псевдонаучной, религиозной, бандитской и иной экстремистской (максимально злобной) борьбы без правил природы, где силой злой, чрезмерной или неуместной нельзя делать ничего.

8. Заключение

Не используй неточные слова и не уравнивай неравные идеи.

Недоразумение популистских споров и пунктирного описания непрерывной реальности публицистичной историей, подменяющей анализ модных заблуждений их пропагандой, исправит признание ошибочности многих насаждаемых и университетами гипотез, отравляющая умы вера которым программирует трагедии.
«Суждения большинства людей не совсем подкреплены личными выводами, а главным основанием они считают авторитет и движутся по чужим следам как овцы, идущие за бараном. Самые бессмысленные взгляды усваивают верящие общепринятому мнению, бывшему первоначально мнением двух-трех особ, которые приняли его, когда другие были настолько добры, что поверили, будто первые вполне основательно его исследовали. На основании их предрассудка то же мнение приняли поленившиеся тратить время на испытание и остальные, чтобы их не считали восстающими против общественного мнения, нетерпимо защищаемого неспособными самостоятельно мыслить. Все заурядные головы используют авторитет общих мнений, применяемый и в судах, диспуты которых используют авторитет сомнительного закона. Так происходит и с историческими фактами, которые исторические писатели авторитетно списывают друг с друга.
Такова и история открытых истин Галилея и других: сначала их замалчивали, а потом противопоставляли модные заблуждения критиков, очевидный обман которых разоблачали добившиеся авторитета спасители истин, прививающие своё мнение толпе», – писал Шопенгауэр, доверявший истинам, а не вере большинства.
Выход из указанного порочного круга опасной повторяемости откроет универсальное решение задачи Бэкона для языка всех наук и верований замолчавших определение Фалеса «Бог = Ум космоса», не противоречащее лечебным и вредным умственным опытам, где неопределённость ума определила неточность неопределённого (мистичного) слова «бог», приватизированного воинствующим догматизмом, уравнявшим неравные идеи, опровергаемые следствиями открытых аксиом природы.
Похожие ошибки языка творцов естествознания от Демокрита до Фарадея умножили разноязычные интерпретации и противоречия вторичных теорий (присвоивших право именоваться наукой), суетно созданных в эпоху войн и репрессий, уничтожавших интеллектуальный потенциал народов и пресекавших попытки поиска истин, ставящих под сомнение господствующие идеологии.
Открытые аксиомы недоступны обществу, переваривающему привычные идеи, и когда их замалчивают университеты и академичные бизнес-планы поклонников ошибочных теорий (идеологий), финансируемых научными фондами, оплачивающими мифичные обещания успехов без гарантии с сомнительными расходами, развращающими соучастников псевдонаучного бизнеса, путающего науку талантливой личности с техникой научной организации, лоббирующей обманывающую бесполезность.
Догматичное замалчивание спасительных истин, защищающих ум от опасных заблуждений, обнулит узаконенный Фонд Истин, покупающий регистрируемые истины и полезные обобщения точными словами, ограничивающие влиятельность лжи.
Некритичная вера модным предрассудкам, внушаемым безответственным обучением неточными словами (ошибочными идеями), когда “мысль изречённая есть ложь”, обманула быстроумных (легковерных) интеллектуалов Востока и Запада и в культуре, где отрицающий истины релятивизм (признающий научным опровергаемое) программировал культивируемую аморальность свободы «современного искусства», продающего развращающее бескультурье, игнорирующее ограничивающую (отрицательную) обратную связь справедливой критики.
Истинная стратегическая инициатива программирует долговременную общественную пользу.

ЛИТЕРАТУРА 
1. Аксиоматика природы (АП): научный журн. / учредитель, редактор и издатель М.С. Эйдельман – № 1 (1991) – , – СПб.: Журнал АП, 2009 – . 56с. ISSN 0131-9876.
2. Эйдельман М.С.  Аксиоматика природы – истинные основания науки (энциклопедия истин) / аксиоматическая теория (редактор и издатель М.С. Эйдельман) / – 1-е изд. (1999) – 16-е изд. перераб. и доп.: 2009 –, – СПб.: Журнал АП. 56с.   ISBN 978–5–9900123–9–4
3. Эйдельман М.С. Аксиоматика природы и идеология истин. [сайт, 14 страниц].– URL: http://sites.google.com/site/axiomaticsofnature/.– , 2010

E-mail: demark@bk.ru

© Эйдельман М.С., 2010
© Эйдельман М.С., 2017, с изменениями

Оставить комментарий:

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Аксиоматика природы © 2007-2017. All Rights Reserved. Designed by Студия SitesCo.ru

Page generated 37 queries on 0,389 seconds.